Создание бюро переводов

Приглашаем во вновь созданное сообщество, посвященное созданию и управлению Бюро Переводов с нуля. Все, кому интересна данная тема - добро пожаловать регистрироваться в качестве участников: http://community.livejournal.com/you_are_boss/
Джонс

Декарт - "Правила для руководства ума" - "вещи открытые по наитию"

Декарт, сс в 2 т., М., 1989, т.1, с. 85. Правила для руководства ума, Правило III.

Перевод Гарнцева - возможно, самый лучший из переводов Декарта в этом двухтомнике - заслуживает всяческих похвал. Гарнцев пользуется всеми основными на сей день источниками, относящимися к этому сложному (и по истории, и по содержанию) тексту, - в т.ч. Crapulli 1966, Springmeyer 1972, а также работами Ж.-Л. Мариона. Издания Адама и Таннери у меня под рукой нет, но имеющийся русский перевод во многих пунктах явно точнее чем французский перевод в издании Кузена.

Тем не менее, в указанном месте есть некоторая неточность или по меньшей мере проблема. Речь идет о двух путях знания - интуиции и дедукции. В последнем абзаце третьего правила вводится некоторое ограничение на использование этих источников:

"Однако это не мешает нам поверить, что те вещи которые были открыты по наитию, более достоверны, чем любое познание, поскольку вера в них, как и всякая вера в загадочные вещи, является действием не ума, а воли..."

Собственно, вопрос здесь вызывает именно "наитие", поскольку неясно, чем оно вообще отличается от интуиции. "Наитие" по-русски имеет отчетливо субъективисткий оттенок. Во франц. варианте вместо определения "вещей, которые были открыты по наитию", стоит просто:
vérités de la révélation
то есть "истины откровения" или "богооткровенные истины"
а латинский исходник выглядит как:
quae divinitus revelata sunt
то есть, буквально, "которые открыты по божественной воле [богами]".

Очевидно, речь идет не о некоем произвольном "наитии", а о богооткровенных истинах, тогда как в русском тексте момент "божественности" вообще исчез и можно подумать, будто Декарт имеет в виду некие "суеверия" или веру в "загадочное".
Джонс

Латур №3: все это счастье недоступно бабуину

В последний раз об "Об интеробъективности" - текст все тот же.

Collapse )
Collapse )

В общем, в переводе (с точки зрения именно перевода - выполненного на пристойном уровне) встречаются все классические проблемы "научного" перевода, то есть научной редактуры. Анализ текста подтверждает, что Латур, конечно, работает не с некими терминологическими глоссариями, а с переходами, ассоциациями, связывающими научное, ненаучное и псевдонаучное употребление. Это, естественно, утверждается его теорией напрямую - если собственно применить анализ фреймирования к возможному анализу употребления научной терминологии как таковой. Как работать редактору с такой достаточно сложной ситуацией - сказать трудно, однако не принимать ее во внимание - тоже несколько самонадеянно. Терминологической неудачей явно стала работа с dislocate. Несколько лучше решение с frame и framework, хотя и не без промахов.
Джонс

Читаем Латура дальше

к http://community.livejournal.com/bug_translation/897.html#comments

Текст все тот же - Об интеробъективности

Откуда взялась "комплексность" - понятно, однако я все же думаю, что в начале текста, то есть до введения терминов и их различий, следовало бы поставить "сложность" (или аналог без терминологического привкуса), тем более что обыденные и литературные отсылки имеют место.
Читаем далее.
Collapse )
Джонс

что за энтеллижанс: Бруно Латур, Об интеробъективности

Бруно Латур, Об Интеробъективности: Социология вещей, М., Территория будущего, 2006, перевод А.Смирнова, под ред. В.Вахштайна, с. 169.

Начало первого абзаца русского перевода выглядит так:
Collapse )
Джонс

Из старых наблюдений: Мольер, Мещанин во дворянстве

Итак, сообщество предполагается посвятить критике философских и гуманитарных переводов с тех или иных (преимущественно европейских) языков на русский. Для начала можно собрать в одну ленту те вещи, которые были россыпью.

Впрочем, для затравки я предлагаю вспомнить о некоем переводческом казусе, который был замечен мной достаточно давно (возможно, в профессиональной среде он и так известен) и который имеет отношение к классическому художественному тексту. В переводе Н. Любимова не переведен заключительный "балет" (текст этого русского перевода есть тут). В академическом издании то же самое (то есть это не глюк lib.ru). Де факто "балет" носит рефлексивную структуру: он состоит из реплик разных провинциальных и сословных представителей, который требуют, чтобы им дали либретто балета. Перевести некоторые реплики было бы сложно, поскольку Мольер использует искусственные мимикририрующие языки, например имитирует швейцарцев по-французски, а также вставляет реплики стилизованных гасконцев и т.п. Конечно, мы не можем обратиться к отличному переводчику Николаю Любимову (Рабле, Пруст и т.д.), который умер кажется в 93-м, однако было бы полезно посмотреть на отрывки из этого балета, что возможно было бы значимо и для постановщиков (французский текст - тут):Collapse )

Кстати, та же самая проблема с лакунами и в других русскоязычных текстах Мольера - например в "Мизантропе" нет перевода с пункта 1785 Acte 5, последняя сцена (со слов Альцеста "Madame, "cent vertus ornent votre beauté") (правда, я не смотрел этот перевод по русскому академическому изданию, а сверился только здесь - http://www.lib.ru/MOLIER/molier2_2.txt).

Возможно было бы объяснить такие лакуны тем, что иногда прижизненные издания и последующие несклолько отличаются, однако в случае с "Мещанином" это не проходит, поскольку балет был включен, судя по всему, и в первом издании.